Лексикографическая и переводческая деятельность Епифания Славинецкого

Анна Ивановна БОВСУНОВСКАЯ

Прежде описания деятельности Епифания Славинецкого необходимо обратиться к его биографии. О первом периоде жизни лексикографа не сохранилось никаких свидетельств, поэтому при освещении ее приходится обходиться преимущественно непрямыми доказательствами, а временами и допущениями.

Е. Славинецкий в своих многочисленных произведениях не оставил никакого намека на место своего происхождения. Вопрос о происхождении выдающегося филолога и писателя первыми его биографами не освещался. Детальным рассмотрением этого вопроса занялись И. Ротар и К. Харлампович. В специальном обширном исследовании жизни и творчества этого выдающегося культурного деятеля И. Ротар представил несколько прямых свидетельств XVII века о территории, откуда вышел Е. Славинецкий. Одно свидетельство – из предисловия к изданию произведений Григория Богослова, Василия Великого, Афанасия Александрийского и Иоанна Дамаскина, которое вышло в Москве в 1665 году, где обозначено, что собрание осуществлено «труды и тщанiемъ его великаго государя богомолца, во философiи и богословiи изящнаго дидаскала и искуснhйшаго во Еллиногреческомъ и Словенскомъ дiалектhхъ, пречестнаго отца, господина iеромонаха Епифанiя, Кiевскiя страны». Другое – из рукописной библиографии «Оглавленiе книгъ, кто ихъ сложилъ», которая приписывается Сильвестру Медведеву, где встречаем указание «Епифанiй iеромонахъ Славинецкiй, отъ Малыя Россiи». Однако И.Ротару эти свидетельства показались косвенными, а указанная территория – обширною. И. Ротар предпринял попытку точнее установить, где родился лексикограф, исходя из примечания в сборнике Московской синодальной библиотеки, автор которого предположительно – ученик и последователь Епифания чернец Евфимий: «Новый Завhтъ Господа Нашего Iисуса Христа… рукописная, преводу и стяжанiя многомудраго мужа в Фiлософiи и Богословiи iеромонаха Епифанiя Славинецкого, родом Бhлорусца…».

Указание на более точное обозначение родины Славинецкого, по мысли И.Ротара, содержит описание книг и имущества Епифания, в ктором значится, что он отказал значительную сумму на Пинский монастырь «на убогую братiю и на шпитали на дробную милостыни». Исследователь жизни Славинецкого ставит вопрос – чем объяснить такое внимание Епифания к Пинскому монастырю и то, что знал он про злоключения тамошней братии – и отвечает: «Ввиду отсутствия прямых, определенных разъяснений этого приходится обращаться к допущениям. Устанавливая связь между фактом пожертвования в Пинский монастырь значительной суммы и свидетельством чернеца Евфимия, который называет Епифания «бhлорусцемъ», мы допускаем, что родиной Епифания был город Пинск. Такое допущение единственно возможно на основании имеющихся под рукой данных».

Однако, И. Ротар, определив местом рождения Е. Славинецкого г. Пинск, не принимает во внимание, что Епифаний отказал большие суммы не только на Пинский, но и на другие монастыри.

К. Харлампович, рассуждая о национальной принадлежности культурных деятелей XVI-XVII в., писал: «Термины «иноземецъ, черкасъ, малороссiянинъ, бhлорусецъ, полякъ, литвинъ, литовскiй человhкъ казакъ», противопоставляясь слову русскiй, между собой часто отождествлялись и иногда, в той или иной комбинации, применялись к одному и тому же лицу.

В подобное заблуждение впадали не только московские люди, но и вкусившие украинской учености, напр., Порф. Семеников». К. Харлампович приводит конкретные примеры такого заблуждения. Догадки И. Ротара о белорусском происхождении Славинецкого К. Харлампович считает бездоказательными. К тому же возникает вопрос, почему наш ученый имеет фамилию Славинецкий, а не Пинский. Между тем известно немало примеров, когда деятели XVII века выбирали себе новые фамилии по месту рождения. Так, к примеру, Лаврентий Зизаний по месту рождения называл себя Тустановским, Арсений Корецкий, о котором будет говориться ниже, известен больше как Сатановский, тоже, очевидно, по месту рождения (ср. также Смотрицкий, Острожский, Барский и др.).

Название места, из которого происходил Епифаний, надо искать в основе его фамилии. Фамилию Епифания в старину писали Словинецкий. Фамилия Славинецкий или Славеницкий может быть связана с названием поселения с корнем слав-. Однако ни одно из современных названий с этим корнем не дает оснований уверенно выводить из него фамилию Славинецкий или Славеницкий. Эту фамилию можно связать с названием села Славин Винницкой области. Основанием для возникновения формы Славеницкий или Славинецкий мог быть и топоним Славенщина на Житомирщине, который в древних документах фиксируется как Славинщина.

Богатейший нецерковнославянский материал переводной части «Лексикона латинского», созданного Е. Славинецким в середине XVII в., свидетельствует о том, что автор родился и вырос на Украине. К сожалению, протограф его «Лексикона латинского» не сохранился, а фонетические и морфологические свидетельства украинского материала списков не указывают определенно на особенности языка. Однако материал словаря дает основания утверждать, что Славинецкий родился и вырос на восточной Волыни, хотя до сих пор этот вопрос остается открытым. Украинская лексика словаря, несомненно, подтверждает свидетельства современников Славинецкого, что он «отъ Малыя Россiи», «Кiевскiя страны».

Неизвестен и год рождения ученого. Принимая во внимание год смерти Славинецкого – 1675, – можно утверждать, что он родился в конце XVI или в первом десятилетии XVII в. Не установлено и его светское имя. Имя Епифаний он принял при пострижении в чернецы Киево-Печерской лавры. Ссылаясь на прекрасное знание Е. Славинецким греческого языка, большинство его биографов утверждает, что он учился в Киевской братской школе, когда в ней преподавали греческий язык, до реорганизации школы, которую провел П. Могила в 1632 году. «Славинецкий привел текст богослужебных книг в тот вид, в каком они пребывают по всей России и у других православных славян. Это мог сделать только человек с серьезным филологическим образованием», – писал П. Житецкий.

Следом за Е. Болховитиновым все последующие биографы твердят, что после окончания Киевской братской школы Е. Славинецкий обучался в зарубежных академиях. И. Ротар находит указание на обучение Е. Славинецкого за рубежом в его словах о губительности латинского обучения: «Яко вмалh не прелстихся латинского мудрованiя лестiю, дондеже не прочитая святыхъ отецъ писанiй греческихъ книгъ, но точiю читая латинскiя…». Непрямым доказательством обучения Епифания за рубежом является его прекрасное знание латинского языка, свидетельством чего являются его лексикографические труды и переводы книг, написанных на латинском.

Славинецкий преподавал латинский язык в Киевской братской школе, где он после реорганизации стал пышно расцветать. Будучи преподавателем этого языка, Е. Славинецкий подготовил для школ «Лексикон латинский» на основе популярнейшего тогда словаря А. Калепина. Самый ранний (до этого уже переработанный с оригинала) список «Лексикона латинского» датирован 1642 годом. Если учесть, что такую большую работу Славинецкий должен был начать не в том же году, а значительно раньше, то можно предположить, что в Киевской братской школе Е. Славинецкий начал преподавательскую деятельность не позднее 1639-1640 гг. И. Ротар сообщает, что Епифаний принял монашество в Киево-Печерском монастыре, а в 1642 году перешел в Братский монастырь, в школе которого преподавал 7 лет (до 1649 г.). Начало преподавания в Братской школе он определяет на основании датировки «Лексикона Латинского», однако, исходя из «Оглавленiя книгъ», где читаем, что «Епифанiй «Калепiнъ преложи… марта, нач. лhта 7151 (то есть 1643)». Дату на наиболее раннем списке мы считаем более достоверной. Полемизируя с И. Ротаром, К. Харлампович без должной аргументации пишет, что Славинецкий начал преподавание в школе несколько позже, а словарь его не обязательно связывать с педагогической деятельностью. К. Харлампович ссылается при этом на ошибочное утверждение А. Соболевского, который не признавал за Епифанием авторства «Лексикона латинского».

«Лексиконъ латинскій» – самый крупный лексикографический труд, созданный на Украине за прошедшие века: он включает 27 000 статей. Использовав для перевода церковнославянский язык своего времени – этот межславянский письменный язык, автор наглядно доказал, что его возможности не меньше, чем возможности латинского языка. В тех случаях, когда вокабулы не имели эквивалентов в конфессиональном церковнославянском языке, Епифаний Славинецкий приводил соответствия из родного украинского, создавая новые слова по церковнославянским и украинским образцам, кальки. Переводную часть очень обогатили украинские лексические эквиваленты и толкования, помещенные иногда рядом с церковнославянскими. Присутствует множество слов из сферы материальной культуры, медицины, ботаники, зоологии, географии, переведенных только украинскими эквивалентами. Хотя «Лексиконъ латинскій» остался в рукописных списках, он стал базой для создания новых отечественных и зарубежных словарей.

В конце 40-х гг. XVII в. Епифаний Славинецкий вместе с Арсением Корецким-Сатановским в Киеве создали «Лексиконъ словено-латинскій» (первый список датируется 1650 годом) – церковнославянско-латинский словарь (ок. 7 500 статей). Основной источник вокабул «Лексикона словено-латинского» – «Лексиконь словеноросский и именъ толкование» Памвы Берынды. Авторы использовали также польско-латинско-греческий словарь польского филолога Г. Кнапского. В реестре «Лексикона...» Епифания Славинецкого и Арсения Корецкого-Сатановского встречается немало украинской лексики. Это – одно из наиболее полных собраний церковнославянской лексики XVII в.

Наравне с латинским Епифаний преподавал в Киевской братской школе также греческий и церковнославянский языки. Как знатока этих языков, киевский митрополит Сильвестр Косов в ответ на просьбу царя Алексея Михайловича послал Славинецкого в Москву «для справки библеи греческие на словенскую речь».

Епифаний Славинецкий и А. Корецкий-Сатановский в 1649 году приехали в Москву, где им была отведена квартира во дворе посольского приказа.

В 1651 году Епифаний живет уже в Чудовом монастыре. И. Ротар приводит факты, свидетельствующие о том, что Е. Славинецкий преподавал в школе при этом монастыре.

Плодотворно работая на протяжении 26 лет в Москве, Славинецкий оставил после себя богатейшее наследство. Перу его принадлежит около 150 трудов, переводных и оригинальных. К оригинальным трудам Е. Славинецкого принадлежит около 60 слов-проповедей, среди которых выделяется проповедь о пользе просвещения, и др.

В Москве Е. Славинецкий создал два филологических труда: так называемый «Филологический словарь» (пояснения терминов Священного писания и святоотческой литературы) и словарь «Книга лhксиконъ греко-славено-латинскiй». Последний словарь пользовался большим вниманием современников и последующих поколений, считался одной из редкостных книг.

Своими переводами Славинецкий способствовал развитию просвещения и формированию научной терминологии. Переводы Епифания, как и его оригинальные труды, отличаются прекрасным церковнославянским языком. Умер Е. Славинецкий в 1675 г.

В Чудовом монастыре, где похоронен Е. Славинецкий, на гробнице написана эпитафия С. Полоцкого:

«Преходяй человече! зде ставъ да взираеши,
дондеже въ мiре семъ обитаеши.
Зде бо лежитъ мудрейшiй отецъ Епiфанiй,
Претолковникъ изящный Священныхъ Писанiй,
Философъ и iерей въ монасехъ честный,
Егоже да вселитъ Господь в рай небесный,
За множайшiи его труды въ писанiяхъ,
Тщанно-мудрословие въ претолкованiихъ,
На память ему да будетъ
Вечно и не отбудетъ».