Архипастыри: Лаврентий, Васиан, Тихон, Иеремия, Косма, Тихон, Гермоген.
Лаврентий Архиепископ Казанский и Свияжский с 9 февраля 1568 года по 1573 год.

 

Происхождение, мирское имя и биография архиепископа Лаврентия неизвестны. В 1564 году он стал игуменом знаменитого Иосифо-Волоколамского монастыря. Скорее всего, он был пострижеником этого же монастыря, но в многочисленных сохранившихся монастырских документах его имя до игуменства не упоминается.

Иосифо-Волоколамский монастырь (ныне Иосифо-Волоцкий). Современный вид.Уже через четыре года митрополит Московский и всея Руси Филипп (Колычев) рукоположил игумена Лаврентия во архиепископа Казанского и Свияжского. Это произошло за восемь месяцев до низложения знаменитого  святителя. Архиепископ Лаврентий был уже третьим по счету Казанским архиепископом и третьим же выходцем из Иосифо-Волоколамского монастыря. Перед отъездом в Казань архиепископ Лаврентий пожертвовал Иосифо-Волоколамскому монастырю Минеи (12 томов), которые представляют значительную худо-жественную ценность, часть хранится в Третьяковской галерее, другая – в Русском музее в Санкт-Петербурге.

В ряде публикаций содержатся утверждения, что владыка Лаврентий очень скоро ушел на покой и вернулся в Иосифо-Волоколамский монастырь. Это не так, 7 октября 1573 года он еще был в Казани[1]. Но вскоре действительно оставил кафедру и уже в феврале 1574 года находился в Иосифо-Волоколамском монастыре.

В описи монастырской библиотеки сохранилась запись: «Лета 7082-го февраля в 21 день дал в Дом Пречистыя Богородицы в Иосифов монастырь Казанский архиепископ Лаврентий книг: Евангелие в десть печатное, поволока камка дымчата, застежки заметные медены, Апостол печатный же в в десть тетр., Псалтирь с следованием в десть, две заставицы обычные, застежки заметные и жуки медны; да Ермолой в полдесть полон, заставицы и строки большие, писано золотом; Иван Дамаскин, писан на золоте, застежки заметные и жуки медены. А все те книги новы, а письмо доброе, принято при хранителе Пафноте Рыкове»[2].

Эти книги, вероятнее всего, сохранились, но не идентифицированы как принадлежавшие архиепископу Лаврентию. Но известны еще две книги, на которых сохранились владельческие записи архиепископа Лаврентия, –  Лествица и Служебник, они оказались в монастырской библиотеке уже после смерти архиепископа Лаврентия.  Лествица хранится в Государственном историческом музее (Единица хранения 84/144), а Служебник – в Российской государственной библиотеке (Отдел рукописей Ф. 113 № 87).

Архиепископ Лаврентий скончался 13 июля 1574 года и был похоронен в Успенском соборе монастыря, у алтаря, с правой стороны. При перестройке собора в конце XVII века останки были перенесены и сейчас находятся в нижнем храме собора, у западной стены слева от входа.

В монастыре хранилась и Духовная грамота (Завещание) архиепископа Лаврентия, которая, к сожалению, не сохранилась.

 

1. Ермолаев И.П. Казанский край во второй половине XVI – XVII вв. (Хронологический перечень документов). – Казань, 1980. – С. 21.

2. Книжные центры Древней Руси. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. – Л., 1991. – С. 96.

 

Вассиан Архиепископ Казанский и Свияжский с 14 февраля по 21 мая 1575 года.

 

Происхождение, мирское имя и история жизни архиепископа Вассиана неизвестны. Первые сведения о нем относятся к 1558 году, когда он стал игуменом Костромского Ипатьевского Троицкого монастыря, который позже стал знаменит пребыванием в нем в Смутное время будущего царя Михаила Федоровича Романова. Именно в игуменство отца Вассиана были построены сохранившиеся до наших дней зимняя Богородице-Рождественская церковь и трапезная Троицкого собора. В Ипатьевском монастыре во второй половине XIX – начале ХХ вв. хранился пожертвованный Вассианом в сентябре 1562 года се-ребряный позолоченный напрестольный крест, укра-шенный жемчугом и кам-нями, с соответствующей надписью.

Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь в Костроме. Фото начала XX века.В 1569 году, в разгар опричнины, отец Вассиан стал архимандритом Московского Новоспасского монастыря. При нем монастырь был окружен валом с мощной деревянной стеной, эти укрепления в 1591 году сыграли важную роль в отражении набега крымского хана Казы-Гирея. Как архимандрит Новоспасского монастыря, принимал участие в Соборе 1572 года, избравшего митрополита Антония и одобрившего четвертый брак Ивана IV.

14 февраля 1575 года митрополитом Московским и всея Руси Антонием архимандрит Вассиан был рукоположен во архиепископа Казанского и Свияжского. На должности архимандрита Новоспасского монастыря его заменил Иов, будущий первый Патриарх Московский и всея Руси.

 Архиепископ Вассиан прибыл в Казань 23 апреля 1575 года и уже через четыре недели скончался. Он был похоронен у северной стены Кафедрального Благовещенского собора, это было первое захоронение в соборе.

 

Тихон Архиепископ Казанский и Свияжский с 15 июля 1575 года по 14 июля 1576 года.

 

По происхождению Тимофей Иванович Хворостинин принадлежал к той же группе служилых людей, что и второй казанский архиепископ святитель Герман. Семья Хворостининых (не путать с князьями Хворостиниными, это совсем другой род) владела вотчинами в Рузском и Волоколамском уездах. Хворостинины во второй половине XIV века служили Можайским князьям и были связаны с Иосифо-Волоколамским монастырем с первых лет его существования. Из опубликованных документов монастыря выясняется, что Иосифо-Волоколамскому монастырю жертвовали вотчины и отец будущего казанского архиерея Безобраз, и дед Иван, и прадед Константин [1].

Иосифо-Волоколамский монастырь. Современный вид.Сам Тимофей постригся в Иосифо-Волоколамском монастыре ранее 1568/69 (7077) года. Именно в этом году его братья совершили еще одно земельное пожалование: «Се яз, Сувор да Михайла Безобразовы, дети Хворостинина дали есми в дом Пречистые Богородицы в Осифов монастырь игумену Леваниду з братьею или хто по нем иной игумен будет, Пречистые Богородицы в монастырь вотчину свою, куплю деревню Высокое в Рузском уезде в Локшинском стану по реке реке Локшице... А игумену и старцам пожаловать за ту нашу деревню занести во вседневный список, в Синодик брата нашего старца Тихона...»[2].

В 1572 году отец Тихон (Хворостинин) стал игуменом Николо-Угрешского монастыря, а через год вернулся в Иосифо-Волоколамский монастырь, уже в качестве игумена. 5 июля 1575 года митрополитом Антонием был рукоположен во архиепископа Казанского и Свияжского.

Но архиепископ Тихон управлял епархией лишь один год и скончался 14 июля 1576 года. Он был похоронен в Троицкой церкви Троицкого монастыря в Казанском Кремле, стоявшего на том месте, где в 1840-х годах было построено здание военного училища (ныне трехэтажный корпус дирекции музея-заповедника). 15 ноября 1700 года по указанию митрополита Тихона (Воинова) останки архиепископа Тихона перезахоронены в Борисоглебском приделе кафедрального Благовещенского собора, позже они были перенесены в подвал под алтарем храма.

 

1. Акты феодального землевладения и хозяйства. – М., 1960. – Т. 2.

2. Там же. – С. 360-361.

 

Иеремия Архиепископ Казанский и Свияжский с 1576 по 1581 год.

 

Об архиепископе Иеремии известно совсем немного, да и те сведения, которые излагаются в литературе, вызывают сомнения. По преданию, архиепископ Иеремия происходил из «московских купцов». С одной стороны, в XVI-XVII вв. понятие «купец» еще не употреблялось для обозначения сословия, а «московский» или «москвич» в это время чаще применяли не к жителям города Москвы, а к сельскому населению столичных окрестностей. Отсутствие фамилии косвенно свидетельствует о том, что будущий казанский архиерей по происхождению не принадлежал к сословию служилых людей.

Чудотворный образ Божией Матери, хранившийся в Казанском Богородицком монастыре. Фото конца XIX века.Достоверно известно, что владыка Иеремия был пострижен в Иосифо-Волоколамском монастыре[1]. В 1567 году, когда архиепископ Казанский и Свияжский Герман находился в Москве, основатель Казанского Спасо-Преображенского монастыря святитель Варсонофий был назначен Тверским епископом. На его место святитель Герман избрал знакомого ему по Иосифо-Волоколамскому монастырю игумена Иеремию и вызвал его в Москву. Здесь новый архимандрит в ноябре 1567 года хоронил своего жестоко убитого архипастыря. Скорее всего, в Казань отец Иеремия прибыл вместе со своим товарищем по Иосифо-Волоколамскому монастырю, новым архиепископом Лаврентием, весной 1568 года.

В качестве архимандрита Спасо-Преображенского монастыря отец Иеремия встречал в Казани еще одного бывшего насельника Иосифо-Волоколамской обители, архиепископа Тихона (Хворостинина). Казанский Спасо-Преображенский монастырь уже считался одним из самых важных в России. Поэтому архимандрит Иеремия присутствовал на соборе 1572 года, избравшем нового митрополита Антония и разрешившем Ивану IV четвертый раз вступить в брак, и на следующем соборе 1573 года.

Девица Матрона (инокиня Мавра) обретшая чудотворную икону.Точная дата рукоположения архимандрита Иеремии во архиепископа Казанского и Свияжского неизвестна, но это произошло вскоре после смерти владыки Тихона (Хворостинина), во второй половине 1576 года. Главным событием, которое произошло во время правления архиепископа Иеремии, было чудесное обретение Казанской иконы Божией Матери.

Согласно «Повести об обретении Казанской иконы Божией Матери», составленной священномучеником Гермогеном, девочка Матрона, которой трижды являлась во сне Богородица, вместе с матерью приходила к архиепископу Иеремии, но «архиепископ не внял ее словам, отослав ее ни с чем». Но 8 июля, получив известие о чудесном обретении иконы, «архиепископ повелел звонить в колокола и пошел крестным ходом со всем освященным собором с воеводами и множеством народа на то место, где обрели чудную Икону Пречистой. Увидев Образ Пречистой как новый пречудно светящийся дар, сильно удивился, потому что такого извода Образа нигде не видел. Недоумевая, охваченный страхом и радостью, он стал молиться с плачем, прося милости и прощения своего неверия».

Именно архиепископ Иеремия приказал нести обретенную икону в церковь Николы Тульского, а потом, в этот же день – в Благовещенский собор. По приказу владыки Иеремии список с иконы был отослан в Москву, он же по указу царя Феодора Иоанновича руководил строительством храма и созданием женского монастыря на месте обретения иконы.

Архиепископ присутствовал при описанном в повести священномученика Гермогена «четвертом чуде», когда прозрел слепой младенец, именно он приказал показать ребенку красное яблоко; когда тот потянулся к яблоку, все удостоверились в чуде обретения зрения.

Архиепископ Иеремия принимал участие в соборе 1580 года, но на следующем соборе, состоявшемся через год и избравшем митрополита Дионисия, владыки Иеремии уже не было (следующий Казанский архиепископ, Косма, был рукоположен 29 декабря 1581 года). Владыка Иеремия ушел на покой и уехал в Иосифо-Волоколамский монастырь. Это соответствует действительности, в Иосифо-Волоколамском монастыре точно известно и место его первого захоронения в Успенском соборе (сейчас оно находится под правой стороной алтаря нижнего храма), и то место, где сейчас покоятся его останки, перенесенные при расширении собора в конце XVII века (у западной стены того же нижнего храма).

В описях монастырского имущества XVII века упоминаются и многие иконы, пожертвованные архиепископом Иеремией в родную обитель. Называемая в литературе дата смерти – тот же 1581 год – не подтверждается документами и другими источниками. Впервые ее упоминает архим. Архимандрит Платон (Любарский)[2], в руках у которого не было никаких документов XVI века, скорее всего, он просто перепутал дату ухода на покой с датой смерти. Вполне вероятно, что на самом деле архиепископ Иеремия прожил на покое значительно дольше.

 

 1. Ни в одном из многочисленных опубликованных документов монастыря он не упоминается до 1581 года.

2. АрхимандритПлатон (Любарский). Сборник древностей Казанской епархии – Казань, 1868. –  С. 86.

 

Косма Архиепископ Казанский с 29 декабря 1581 года по 1583 год.

 

 

Кирилло-Белозерский монастырь. XVI век.Об архиепископе Косме известно совсем немного. До архиерейства, с 1572 года, он был игуменом Кирилло-Белозерского монастыря. 29 декабря 1581 года митрополит Дионисий рукоположил отца Косму во архиепископа Казанского и Свияжского. В Казани архиепископ Косма пробыл недолго. Его уход на покой в биографических справках датируют уже 1582 годом. Но документ, сохранившийся в отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки имени Н.И. Лобачевского Казанского университета, свидетельствует о том, что архиепископ Косма находился в Казани осенью 1583 года[1]. В биографических справках также сообщается, что архиепископ Косма умер на покое в Кирилло-Белозерском монастыре в том же 1583 году. Но ни дата, ни место смерти не подтверждаются документально. Первым об этом сообщил архимандрит  Платон (Любарский)[2], составивший свои очерки о казанских архиереях в 1782 году, но источники его сведений неизвестны.

 

1. Документы по истории Казанского края из архивохранилищ Татарской АССР (вторая половина XVI – XVII  вв.). – Казань, 1990. – С. 42.

2. Архимандрит Платон (Любарский). Сборник древностей Казанской епархии. – Казань, 1868. – С. 87.

 

Тихон Архиепископ Казанский и Свияжский с 1583 по 1589 год.

 

Происхождение, мирское имя и место пострижения архиепископа Тихона неизвестны. Около 1580 года он стал игуменом Псково-Печерского монастыря. Это было время завершения тяжелой и неудачной для России Ливонской войны. В 1581 году огромное польско-литовское войско короля Стефана Батория двинулось на Псков и осадило его. Псково-Печерский монастырь с 29 октября 1581 года тоже оказался в осаде. Его обороняли монахи и около пятисот стрельцов, обороной руководил игумен Тихон.

Осада Пскова5 ноября выстрелами из пушек была разрушена стена у Благовещенского собора, поляки уже устремились в пролом. Иноки молились Чудотворной иконе «Знамение» и успешно отбили два штурма; после пятимесячной осады монастырь так и не был взят. В Псков были присланы из Печерского монастыря чудотворные иконы Божией Матери «Успение» и «Умиление». Псковский Кремль поляки за пять месяцев штурмовали более 30 раз и тоже безуспешно.

Неудачи заставили короля Стефана Батория пойти на перемирие с царем Иваном IV. Война для России в целом была проиграна, но благодаря героической обороне Пскова и Псково-Печерского монастыря условия мирного договора оказались благоприятными для России: по Ям-Запольскому перемирию 1582 года поляки отказались от претензий на Смоленск.

Точная дата рукоположения иугумена Тихона во архиепископа Казанского и Свияжского неизвестна, но, скорее всего, митрополит Дионисий рукоположил его в конце 1583 года, потому что осенью 1583 в Казани был еще Косма, а в Псково-Печерском монастыре новый игумен упоминается под 7190 (1583/84) годом [1]. Сведений о деятельности  архиепископаТихона в Казани не сохранилось. В сохранившихся документах имя владыки Тихона упоминается лишь один раз – 26 июня 1588 года, когда указом царя Феодора Иоанновича Казанскому архиерейскому была передана деревня Ягодная Поляна, раньше принадлежавшая князю Петру Булгакову (будущая Ягодная слобода города Казани)[2].

Разумеется, архиепископ Тихон участвовал в учреждении на Руси патриаршества. Уже 17 января 1589 года он присутствовал на заседании Освященного собора, 23 января – при избрании патриарха Иова. Вместе с другими архиереями он находился в Москве еще долго. Как известно, в конце января было принято решение о создании в России трех митрополий – Новгородской, Казанской и Ростовской. 30-31 января Патриарх Иов торжественно поставил в митрополиты Александра Новгородского и Варлаама Ростовского. О казанском митрополите речь почему-то не шла. Тем не менее, 22 февраля 1589 года владыка Тихон упоминается как митрополит Казанский, а 13 мая 1589 года в митрополита Казанского был рукоположен святитель Гермоген, который, как архимандрит Спасо-Преображенского монастыря, участвовал во всех предшествующих событиях. О судьбе владыки Тихона источники ничего не сообщают. Скорее всего, он ушел на покой и не вернулся в Казань.

 

1. Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. – СПб., 1887. – С. 184.

2. Покровский И.М. Казанский архиерейский дом… – Казань, 1906. – Приложение. – С. 4-5.

 

 

Священномученик Гермоген (Ермоген) Митрополит Казанский и Астраханский с 13 мая 1589 года, Казанский и Свияжский с 1602 года по 3 июля 1606 года.

 

Священномученик Гермоген, безусловно, является одним из самых известных из всех казанских архиереев, он один из главных героев не только истории Русской Православной Церкви, но и истории России в целом, олицетворение героизма и мужества русских людей в Смутное время, верности Православию и родной земле.

Между тем  происхождение и биография сщмч. Гермогена до 1579 года неизвестны. В литературе высказывались разные точки зрения. Историки XIX – начала ХХ вв. приписывали сщмч. Гермогену происхождение из ростовских князей, родственников писавшего о нем князя Андрея Ивановича Хворостинина. Высказывались даже предположения о принадлежности сщмч. Гермогена к роду князей Шуйских, основанное на том, что царь Василий Иванович Шуйский якобы поставил в патриархи своего родственника. Наконец, бытующая в народе легенда выводит сщмч. Гермогена из предводителей донских казаков, то ли участвовавших во взятии Казани, то ли грабивших корабли на Волге.

Версии, выводящие сщмч. Гермогена из верхов общества, основаны на том, что его карьера на духовном поприще выглядит удивительно быстрой. Всего год пробыв архимандритом Казанского Спасо-Преображенского монастыря, он стал митрополитом, третьим по статусу духовным лицом в России. Неожиданным выглядит и выдвижение сщмч. Гермогена в патриархи, сделанное царем Василием. Но слабость этих предположений в том, что они опровергаются самой историей Смуты. Если бы сщмч. Гермоген приходился родственникам князьям Шуйским, то их многочисленные противники на это бы обязательно указали, да и сщмч. Гермоген на патриаршем престоле не остался бы после свержения царя Василия и был бы смещен, как Иов после Бориса Годунова и Игнатий после Лжедмитрия I.

Если бы он принадлежал к другой знатной семье, то был бы гордостью своей семьи и родственники не забыли бы об этом напомнить. Если многочисленные авторы сказаний о Смутном времени ничего не писали о его происхождении, то это означало, что либо они, в том числе и те, кто был знаком с сщмч. Гермогеном, ничего не знали о его предках и родственниках, либо, с их точки зрения, род сщмч. Гермогена не имел никакого значения.

Фольклорная версия о лихом казаке, ставшем митрополитом, тоже не выдерживает критики, она явно навеяна историей Ермака Тимофеевича и распространенными сказаниями о раскаявшихся разбойниках.

Как о чем-то само собой разумеющемся пишут, что в миру сщмч. Гермогена звали Ермолаем. Кстати в XVI веке, как и позже, монашеское имя казанского митрополита и патриарха намного чаще писали с буквы «Г» [1].

Пелена подвесная. Камка, тафта, холст. 1-я половина XVII в.На более достоверную версию происхождения сщмч. Гермогена еще в 1895 году указал автор книги о Спасо-Преображенском монастыре Лебедев, но она осталась почти незамеченной. В июле 1579 года сщмч. Гермоген был «попом» в церкви Николы, «зовомой Гостин». В Писцовой книге города Казани 1566 года об этой церкви сказано следующее: «Церковь Никола Гостин ружная, позади Рыбного ряду, поставление и все церковное строение попа Григория да мирское. У церкви во дворех поп, дьякон, в кельях пономарь, проскурница, а в двух кельях живут старцы, питаясь от церкви»[2]. Весьма вероятным представляется, что этот «поп Григорий» и есть сщмч. Гермоген.

На основе слов сщмч. Гермогена можно определенно утверждать, что в 1579 году, во время обретения Казанской иконы Божией Матери, он был семейным священником, иначе он назвал бы себя не «попом», а «черным попом» или иеромонахом. Это опровергает часто встречающееся утверждение, что сщмч. Гермоген постригся в Спасо-Преображенском монастыре еще при архимандрите Варсонофии.

В опубликованной Писцовой книге Казани 1566 года Лебедев не заметил еще одного упоминания о Гостинодворском попе Григории, который был владельцем двора, находящегося в Кремле[3]. Между тем это достаточно важное обстоятельство. Дворы в Кремле имели чаще всего старожилы Казани, поселившиеся здесь в первые пять лет после 1552 года, когда в крае продолжалась война. Опубликованные С.М. Каштановым документы Казанского Троицкого монастыря[4] рисуют такую картину: дворяне, приезжавшие в Казань на годовую службу, строили дворы в Кремле, а после окончания срока пребывания в Казани продавали их сменщикам.

Ко времени составления Писцовой книги 1566 года Кремль перестал быть популярным местом для проживания, писцы отметили множество пустых дворов и дворовых мест, где строения уже были разобраны. Но двор попа Григория был жилым. Можно предположить, что сщмч. Гермоген был из служилых людей, прибывших в Казань на годовую службу, или в числе первых собственно казанских дворян, которых перевели сюда в 1557 году из разных мест и наделили поместьями[5]. Почти все они многие годы, пока не обустроились в поместьях, жили в Кремле и около него. Если сщмч. Гермоген и Николо-Гостинодворский поп Григорий – одно лицо, то во священники его, скорее всего, рукоположил святитель Гурий.

Святые мученики Казанские Иоанн, Петр и Стефан.8 июля 1579 года сщмч. Гермоген присутствовал при обретении чудотворной Казанской иконы Божией Матери[6] и лично нес ее в церковь Николы Тульского.

Позже сщмч. Гермоген постригся в Казанском Спасо-Преображенском монастыре, когда это произошло – неизвестно. Его имя в сохранившихся монастырских документах не упоминается. Но приводимые в ряде книг утверждения, что сразу после пострижения Гермоген стал архимандритом, не соответствуют действительности. В «Повести о явлении чудотворной иконы» сщмч. Гермоген вспоминал, что долго жил в монастыре в одной келье с иноком Арсением, который получил исцеление от иконы, а позже стал настоятелем монастыря[7] (чудо 16).

В сан архимандрита отец Гермоген был возведен в 1588 году, это произошло после 15 мая, когда последний раз упоминается его предшественник архимандрит Герман. Реально архимандрит Гермоген управлял монастырем совсем недолго. Уже 17 января 1589 года он вместе с архиепископом Тихоном находился в Москве на заседаниях Думы и Освященного собора, 26 января присутствовал на церемонии поставления Патриарха Иова. В Москве же он был назначен митрополитом Казанским и Астраханским и рукоположен 13 мая 1589 года[8]. Решение о создании двух новых митрополий – Крутицкой и Казанской – было принято вскоре после поставления Иова. Казанский митрополит был поставлен выше всех прочих архиереев, кроме патриарха и Новгородского митрополита.

Имя Патриарха Гермогена известно всей России, но мы должны помнить, что он сыграл выдающуюся роль в истории Казанской епархии.

Он способствовал прославлению обретенной с его участием Казанской иконы Божией Матери. В 7102 (1593-1594) году он составил «Повесть о явлении чудотворной Иконы Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, бывшем в Казани граде», в которой глазами очевидца подробно описывалась чудесная история ее обретения и многочисленные чудесные исцеления. Уже в начале XVII века эта повесть получила широкое распространение. Сохранился оригинал, написанный рукой сщмч. Гермогена, в 1913 году его факсимиле было опубликовано. Казанская икона стала почитаться по всей России, еще до Cмутного времени в ее честь освящались десятки церквей. В том же 1594 году на месте обретения иконы был основан Казанский Богородицкий девичий монастырь. По указу царя Федора Иоанновича 14 апреля 1594 года был заложен каменный собор, который был освящен 27 октября 1595 года. Храм был построен, снабжен иконами, книгами и утварью за счет царя, а сама икона украшена на средства Демьяна Ивановича Черемисинова. В монастыре к концу XVI века жили 64 насельницы, среди них были и Мавра (в миру Матрона),  которой была обретена икона, и ее мать (версия о том, что Мавра была первой настоятельницей обители, появилась значительно позже и повестью сщмч. Гермогена не подтверждается).

8 января 1592 года митрополит Гермоген обратился к патриарху Иову с просьбой разрешить «в казанских пределах» ежегодно 2 октября, в день взятия Казани, служить службы в память убиенных при взятии Казани. Уже 3 февраля в Казань был направлен соответствующий указ патриарха. Им не только устанавливался день памяти убиенных, 2 октября, но и канонизировались (по предложению митрополита Гермогена) казанские мученики Иоанн, Петр и Стефан. В грамоте владыки Гермогена Патриарху содержались и краткие жизнеописания троих мучеников, явившиеся единственным источником для составления их Житий[9].

В том же году по инициативе владыки Гермогена были перенесены из Москвы мощи святителя Германа, 25 сентября 1592 года их торжественно встречали в Свияжске митрополит Гермоген, братия Успенского монастыря и горожане.

В 1595 году велись работы по расширению собора Казанского Спасо-Преображенского монастыря. Для этого необходимо было перенести останки первого Казанского архиепископа Гурия и бывшего настоятеля Спасо-Преображенского монастыря и Тверского епископа Варсонофия. 4 октября 1595 захоронения были открыты. Мощи святителей Гурия и Варсонофия были не просто обретены нетленными – они плавали в благоухающем мире. Уже вскоре святитель Гурий, святитель Варсонофий и святитель Герман были канонизированы, причем стали праздноваться не только дни их кончины, но и день обретения мощей.

Святитель ИовСвященномученик Гермоген составил Житие святителей Гурия и Варсонофия, которых, очевидно, знал лично. Это Житие является ценным историческим источником. Часть его составляют жизнеописания прпп. Ионы и Нектария, которые впоследствии были канонизированы как преподобные. Рукописный оригинал Жития (автограф  владыки Гермогена) хранился до 1920-х гг. в кафедральном Благовещенском соборе. То, что сщмч. Гермоген не составил соответствующего Жития святителя Германа, опровергает часто встречающиеся в литературе утверждения о том, что сам сщмч. Гермоген был учеником святителя Германа. Вероятно, казанец Гермоген редко видел настоятеля Свияжского Успенского монастыря архимандрита  Германа, а архиепископом Казанским и Свияжским святитель Герман был недолго и большую часть времени провел в Москве.

В 1594 году митрополит  Гермоген просил царя Феодора Иоанновича открыть в Казани Иоанно-Предтеченский монастырь на основе подворья Свияжского Успенского монастыря. 28 января царь своим указом приказал открыть монас-тырь[10].

В 1595 году по указу патриарха Иова владыка Гермоген освидетельствовал в Угличе обретенные при перестройке собора мощи святого благоверного князя Романа Углицкого. Очевидно, владыка  Гермоген видел находившуюся в том же соборе могилу царевича Димитрия, убитого в 1591 году, и вспоминал об этом позже, имея дело с двумя «царями Димитриями».

В 1602 году была создана Астраханская епархия, от Казанской епархии отошли земли Нижнего Поволжья, сменился и архиерейский титул.

В 1598 году митрополит Гермоген был в Москве и присутствовал на Земском соборе, избравшем царем Бориса Федоровича Годунова. Начиналось Смутное время, принесшее владыке Гермогену мученический венец. Воцарение в 1606 году Лжедимитрия I он встретил лояльно, как и почти все русские люди, поверившие в то, что свергнувший с помощью поляков Бориса Годунова молодой человек – действительно сын Ивана Грозного. Не возражал он и против низложения Иова. Владыка  Гермоген не присуствовал на соборе, избравшем 24 июня 1605 года нового патриарха Игнатия, ведь это произошло всего через 4 дня после вступления Лжедимитрия в Москву.

Царь Борис ГодуновНо к 21 июля 1605 года владыка Гермоген был в Москве и участвовал в венчании Лжедимитрия на царство. Уже в сентябре, все еще находясь в Москве, владыка Гермоген проявил себя как архиерей, способный возражать царям. Только митрополит Гермоген и Коломенский епископ Иосиф были единственными иерархами, выступившими против венчания «царя Дмитрия Ивановича» с Мариной Мнишек без ее крещения[11] (Марина Мнишек за день до венчания лишь словесно заявила о своем присоединении к Православию и поцеловала крест, при этом многие заметили, что она избегает прикладываться к иконам Богородицы). В результате епископ  Иосиф был отправлен на покой. Уважаемого же в народе владыку  Гермогена Лжедимитрий и его Патриарх Игнатий, очевидно, не решились сместить. Ему было приказано возвращаться в Казань.

Венчание Лжедимитрия с Мариной Мнишек состоялось 8 мая 1606 года. Протестовал ли против него сщмч. Гермоген, неизвестно, скорее всего, просто не успел, ведь уже 17 мая в Москве произошел переворот, Лжедимитрий был убит, а на другой день был низложен патриарх Игнатий. Разумеется, сщмч. Гермоген, находившийся в Казани, не успел прибыть на подобие Земского собора, которым уже 19 мая был избран новый царь Василий Иванович Шуйский. Не успел он и к 26 мая, когда Василий венчался на царство, и к поспешному извлечению и перенесению мощей и канонизации царевича Димитрия. Но в конце июня он уже был в Москве и 3 июля 1606 года был «по полному чину» поставлен патриархом.

Разумеется, фактически Патриарха назначил царь Василий Иванович Шуйский. Зачем же царю нужен был именно такой Патриарх, от которого трудно было ждать послушания, компромиссов и терпимости к незаконным действиям? Положение Шуйского на престоле было достаточно шатким, что вскоре подтвердилось. В качестве Патриарха ему, не собиравшемуся, в отличие от Лжедимитрия, отступать от Православия, нужен был архиерей, не послушный во всем, а такой, который своим авторитетом позволит укрепить собственную власть. Митрополит Гермоген к этому времени уже был известен и уважаем по всей России.

А правление царя Василия Шуйского стало временем, когда Смута все шире расползалась по всей России. В 1606 году объявился воевода якобы спасшегося «царя Дмитрия» Иван Болотников, наступление которого на Москву с трудом удалось отбить, а в 1607 году объявился и сам «Дмитрий» – тушинский вор Лжедимитрий II. Гражданская война распространилась по всей России, в каждом регионе боролись сторонники Василия Шуйского и «царя Дмитрия». Твердая позиция патриарха Гермогена сыграла большую роль в том, что Василий Шуйский так долго удерживал власть. Показательно, что Казань в этой сложной борьбе всегда стояла на стороне царя Василия Шуйского – казанцы доверяли своему бывшему митрополиту Гермогену, который обменивался грамотами и с казанскими воеводами и с митрополитом Ефремом (подробнее о событиях в Казани в Смутное время см. в очерке о митрополите Ефреме).

При этом патриарх Гермоген не был послушным помощником царя Василия. Он стоял на стороне именно законного царя. Даже справедливые обвинения царя в гибели 23 апреля 1610 года Михаила Васильевича Скопина-Шуйского не заставили патриарха Гермогена отступиться. Даже во время переворота 17 июля сщмч. Гермоген до конца уговаривал восставших москвичей оставить царя Василия на престоле. Показательно, что ни у кого не поднялась рука против самого сщмч. Гермогена и он остался на патриаршем престоле и после свержения Василия Шуйского, хотя и объявил недействительным пострижение Василия в монашество. При двух предыдущих переворотах вслед за царями уходили и патриархи (патриарх Иов после свержения Бориса Годунова, патрарх Игнатий после Лжедимитрия I). Патриарха Гермогена признали и сторонники Лжедимитрия II, и Филарет, который уже был провозглашен патриархом при дворе Лжедимитрия II.

Патриарх был способен к разумным компромиссам и согласился на воцарение в России польского королевича Владислава при условии, что королевич примет Православие. Но когда он увидел, что за этим стоит завоевание России поляками, освободил россиян от присяги Владиславу. Находясь в руках поляков и русских изменников, патриарх Гермоген призывал россиян бороться с захватчиками.

Позиция сщмч. Гермогена и его воззвания сыграли решающую роль в организации земских ополчений, неслучайно и то, что казанцы, помнившие своего архипастыря, приняли посильное участие в освободительной борьбе народа.

Священномученик Гермоген умер 17 февраля 1612 года. По данным «Нового летописца» (официальной русской летописи), он был уморен голодом и «зноем», по сообщениям поляков – удавлен. Но нет сомнения, что патриарх Гермоген принял мученическую смерть как христианский праведник и верный сын своего отечества.

Священномученик Гермоген был канонизирован 12 мая 1913 года и с этого времени является одним из самых почитаемых русских святых.

 

1. Именно «Гермогеном», а не «Ермогеном», называл себя казанский митрополит в грамоте 1592 года патриарху Иову и патриарх Иов в своем ответе. См.: архим. Платон (Любарский). Сборник древностей Казанской епархии. – Казань, 1868. – С. 66-74.

2. Список с писцовых книг по г. Казани с уездом. – Казань, 1877. – С. 38.

3. Там же. – С. 16.

4. Каштанов С.М. Возникновение русского землевладения в Казанском крае (Документы) // Ученые записки Казанского государственного педагогического института. – Казань, 1973. – Вып. 116. –  С. 3-35. 

5. Липаков Е.В. Дворянство Казанского края в конце XVI – первой половине  XVII вв. Формирование. Состав. Служба: Дисс. канд. ист. наук. – Казань, 1990. – С. 67-68. 

6. Владелец двора, на котором была обретена чудотворная икона, Даниил Онучин, происходил из нижегородских дворян, переведенных в Казань, и святитель Гермоген мог быть его бывшим сослуживцем. Показательно, что именно  святитель Гермоген присутствовал при обретении иконы, хотя двор Онучина находился в приходе Николы Тульского, а не Николы Гостиного.

7. Действительно, во время составления святителем Гермогеном «Повести» архимандритом Спасо-Преображенского монастыря был отец  Арсений. См.: Ермолаев И.П. Казанский край во второй половине XVI – XVII вв. – Казань, 1980. – С. 43.

8. Подробнее см. статью об архиепископе Тихоне.

9. Архимандрит Платон (Любарский). Сборник древностей Казанской епархии. – Казань, 1868. – С. 66-74.

10. Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – Казань, 1898. – Т. 14. – Вып. 6. – С. 670-672.

11. Еще в 1598 году сщмч. Гермоген категорически высказывался за крещение всех, принимавших православие из католической, лютеранской и армянской церквей.